Wikia

ВикиВоины

Самниты

Обсуждение0
2063статьи на этой вики
Самниты
Samnite soldiers from a tomb frieze in Nola 4th century BCE565
Род занятий: Защита своих территорий, завоевание новых земель
Время деятельности: 500 г. до н. э. - 290 г. до н. э.
Родина: Италия Италия
Место действия: Италия Италия
Оружие: Дротик, Аргивский щит, Копье
Доспехи: Трехдисковый панцирь, Шлем
Враги: Римляне

Самниты — древний италийский народ, главными противниками которых были римляне.

Общее представлениеПравить

Самниты — древний италийский народ, говоривший на языке оскской группы, относящийся к сабелльским племенам. Первоначально обитали в горах Средней Италии к югу от Лацио на границе с Кампанией и Апулией. Этот исторический регион стал известен как Самний. После ослабления этрусков захватили обширные территории на юге Италии. В 323 году до н. э. самниты атаковали и захватили этрусскую колонию Капуя, а затем в 321 году до н. э. — греческий город Кумы. Соприкосновение с городами Великой Греции способствовало эллинизации самнитов. В дальнейшем столкнулись с экспансией Рима (Самнитские войны (343—290 гг. до н. э.)) и вынуждены были подчиниться. Отличительной чертой самнитов был трехдисковый панцирь и шлемы с перьями. 

ИсторияПравить

Weapons 01 2011.11.20 14.34.27

Трехдисковый панцирь.

Самний представлял собой плоскогорье, ограниченное реками Сангро на севере и Офанто на юге. Именно с населявшими эту местность людьми велись самнитские войны. Однако территория, занятая родственными самнитам племенами, была значительно шире. Вскоре после 500 г. до н.э. вследствие ослабления этрусского влияния на юге, самнитские племена просочились на прибрежные равнины. В течение следующего века они заняли весь юг — от Кампании до самой оконечности Италии. В 423 г. пред ними пала этрусская колония Капуя, а спустя два года был захвачен и греческий город Кумы. Позже была занята и Апулия на восточном побережье. Самниты смешивались с местным населением и вскоре породили независимые племена смешанной культуры, на которых сильное влияние оказали колонизовавшие побережье до них греки.

В середине IV в. до н.э., возможно, в ответ на стремительную экспансию Латинского Союза самниты попытались принудить своих родичей в Кампании присоединиться к Самнитской федерации. В 343 г. Латинский Союз, который был не меньше обеспокоен экспансией федерации, вмешался, дабы поддержать независимость Кампании; так началось противостояние этих двух сил.

Многолетнюю войну, которая началась в 343 г., историки делят на три части: первая, вторая и третья самнитские войны. 

002 Samnites

Самниты.

Рассказ Ливия о первой самнитской войне настолько ненадежен, что многие исследователи пришли к заключению, что такой войны не было совсем. Точно известно, что ни одна из сторон в ходе войны ничего не выиграла — и в этом смысле Латинскому Союзу повезло больше. Война продлилась только три года, а за ней последовала борьба за главенствующее положение между Римом и его союзниками. Основной конфликт начался в 328 г. и продолжался, с шестилетним перерывом, до 290 г. Хотя исторические данные об этих годах можно счесть небогатыми, со свидетельствами археологии дело обстоит значительно лучше, особенно в том, что касается оружия. Некоторую проблему представляют частые трудности с датировкой предметов, но они не мешают получить представление о том, как мог выглядеть самнитский воин. Ливий оставил подробный рассказ об армии самнитов, в котором он говорит, что делилась она на две части: у одной щиты были золотые, а у другой — серебряные. "Серебряные щиты" носили белые льняные туники, и у них были серебряные ножны и серебряные перевязи к ним. У "золотых щитов" были многоцветные туники, золотые ножны и перевязи. У воинов имелись нагрудные пластины, которые Ливий называет "губчатыми". Это можно было бы трактовать как кольчугу, хотя такое определение и является анахронизмом.

У самнитских воинов был шлем с гребнем и поножи на левой ноге. Далее Ливий описывает их щит, говоря, что был он широким и плоским наверху, для того чтобы защищать грудь и плечи, но книзу сужался.

Img020401-02

Самниты заставили римлян пройти под ярмом после того, как вынудили их к сдаче в битве в Кавдинском ущелье в 321 г. до н.э. Аля Рима это был момент величайшего унижения, но именно через него он сам принуждал пройти многих своих врагов. Рим тогда согласился заключить мирный договор, но через пять лет расторг его и продолжил войну.

У этого описания нет ничего общего с данными, которые предоставляют нам археология и изобразительное искусство того времени, а следовательно, тому, кто хочет получить реальное представление о самнитском воине, на него полагаться не стоит. В данном случае следует подвергнуть сомнениям целый кусок из "Истории" Ливия. Он совершенно нелепым образом заявляет о том, что серебряный и золотой отряды, которые заставляют вспомнить о македонских боевых единицах, были созданы специально для кампании 309 г. (см. книгу 9, 40). По поводу всего остального описанного Ливием снаряжения можно было бы отметить, что воспроизводит он облик так называемых самнитских гладиаторов своего времени. До нас дошли скульптурные изображения этих гладиаторов, которые носили овальный скутум со срезанной верхушкой.

К сожалению, абсолютно достоверных изображений самнитских воинов не существует. Те самниты, что переселились на побережье, тесно контактировали с греками, а потому их вооружение несет на себе сильный отпечаток греческого влияния. Известны сотни изображений береговых самнитов; проблема состоит в том, что трудно определить, какие элементы их вооружения греческие, а какие — самнитские. Практически у всех этих воинов аргивский щит, однако роспись из Капуи изображает всадника, держащего в руке отчетливо различимый скутум, который он явно только что захватил. На фрагментах фрески из Неаполя видны сражающиеся воины с большими овальными щитами, лишенными той широкой внутренней кромки, что характерна для аргивских щитов. Описывая построение к битве при Аскуле в 279 г., Дионисий Галикарнасский использует для названия самнитских щитов слово "thureos" — то же самое, что и для ранних римских щитов, которые Ливий называет словом "скутум". Саллюстий пишет, что во времена поздней республики самниты из Лукании пользовались сплетенными из лозы щитами, обтянутыми овечьими шкурами. Такой щит, похоже, представлял собой облегченный вариант скутума. Несмотря на то что самниты, жившие на побережье, бесспорно, пользовались аргивским щитом, имеющиеся у нас немногочисленные данные указывают на то, что на территории самого Самния и на высокогорьях Лукании в употреблении был скутум. пешие воины, — на некоторых даже есть поножи в виде защитных браслетов на лодыжках. Это достаточно примечательная черта, учитывая, что у нас нет никакой информации о том, чтобы всадники или пехотинцы носили какие-либо защитные браслеты на руках.

Img020401-03

1. Самнитский аттический шлем из Британского музея. Это была наиболее распространенная форма.
2. Самнитский аттический шлем из Кастель Сант-Анджело в Риме.
3. Держатель для перьев.
4. Самнитский "трехдисковый" нащечник из Бовиана. Неаполитанский археологический музей. Нащечник выполнен по образцу характерного трехдискового самнитского панциря, такого, как на воине, изображенном наверху.
5 и 6. Изображения самнитов с большими щитами и дротиками.
7. Изображение рубящего меча с односторонней заточкой (копис). 5, 6 и 7 хранятся в Неаполитанском музее.
8. Реконструкция облика самнитского воина IV в. до н.э.

На частично сохранившейся фреске из Неаполя изображены и дротики с петлями для метания. Воинов обычно изображали с двумя дротиками. Иногда они довольно длинные, что дает возможность поспорить, не копья ли это. Самый простой ответ заключается в том, что если их два, то хотя бы один должен быть метательным. Время от времени встречаются изображения лишь одного предмета, и вот тогда это, без сомнения, копье. Настенные росписи подтверждают, что основными типами наконечников, известными по находкам в Альфедене и Камповалано (включая четырехгранный и трехгранный тип), продолжали пользоваться и в IV в. На фрагменте росписи гробницы в Неаполе можно увидеть четкое изображение наконечника трехгранного типа. Там же изображен и копис, что весьма необычно, потому что на других фресках, где присутствуют воины, мечей нет совсем. Все изображенные воины носят широкие пояса и шлемы, обычно аттического типа, украшенные гребнем и перьями. На некоторых имеются поножи — они встречаются даже на изображении всадника, — на других есть защитные пластины. Они обычно треугольные по форме и украшены рельефным изображением трех дисков. На фреске с "возвращающимися воинами" изображены квадратные нагрудные пластины, но это единичный случай. На этой же фреске присутствуют изображения штандартов в виде флагов, которые известны по вазовой живописи; их могли нести как пешие воины, так и всадники.

Отдельного упоминания заслуживает один уцелевший с тех времен экземпляр. В 1859 году Лувр приобрел маленькую бронзовую статуэтку воина, который соответствует всем разобранным выше характеристикам: у него шлем аттического типа с отверстиями для гребня и перьев, кираса с тремя дисками, широкий пояс и поножи. К сожалению, у него не осталось ни дротиков, ни щита. Эту статуэтку, как полагают, нашли на Сицилии; она очень примитивна и явно не имеет ничего общего с работами греческих мастеров. Тот факт, что ее действительно могли найти на Сицилии, особенно серьезного значения не имеет, поскольку она могла попасть на остров с одним из самнитских наемников. Все говорит о том, что это единственное сохранившееся до нашего времени достоверное изображение самнитского воина. Так можно подтвердить, а иногда и уточнить информацию, которую предоставляют нам живопись и скульптура, сопоставив ее с данными археологии.

По всей центральной и южной Италии находят множество широких бронзовых поясов. Что бы ни носил самнит, кампанец, луканец или апулиец, на нем всегда был пояс, который являлся, кажется, прямо-таки символом взрослого мужчины. В ширину такие пояса были от 8 до 12 см и застегивались на два крючка, которые входили в отверстия на противоположной стороне. На поясах обычно было три пары таких отверстий, так что подогнать его по фигуре не составляло большого труда. Крючки, как правило, крепились при помощи пластинки в виде пальмового листа, которая приклепывалась к поясу. Хотя разнообразие форм таких пальмовых листьев было велико, большинство крючков подпадает под этот общий тип. 

Img020401-04

Та самая статуэтка Самнитского воина.

Известно несколько экземпляров длинных и узких крючков, которых в таком случае было не два, а четыре или пять. Иногда пластинка принимала антропоморфную форму; есть несколько красивых образцов, где крючку была придана форма слоновьей головы с хоботом. Их датируют временем сразу после окончания войны с Пирром. В нескольких случаях отверстие на противоположной стороне пояса меняли на колечко, также прикрепленное к поясу при помощи пластинки в виде пальмового листа. Пояс подбивали кожей, которая была прошита, как на изделиях времен греческой архаики.

Археологам хорошо известны трех-дисковые панцири, изображения которых встречаются на многих кампанских вазах. Сейчас их существует в мире примерно 15 штук, включая один из Альфедены, расположенной на центральном плоскогорье, и еще один — из Пестума в Лукании. Следовательно, пользовались ими как в Самнии, так и на побережье. Плечевые пластины (в тех случаях, когда они сохранились) соединяются петлями в центре. (Те пластины, что на образце из Карлсруэ — декоративные, поскольку они слишком коротки и не достают до наспинной пластины.) Наплечники двух панцирей из Неаполя не только соединяются петлями в центре, но и прикрепляются к передней и задней пластинам при помощи петель. У верхней кромки передней и задней пластин всегда имеется приклепанная к ним для усиления полоска бронзы. Известно несколько богато украшенных образцов панцирей этого типа. Самый красивый из них был найден в гробнице Ксур-эс-Сад в Тунисе. Возможно, его захватил с собой обратно в Африку один из солдат Ганнибала. Происхождение этого типа достаточно туманно. Он должен быть каким-то образом связан с круглыми нагрудными пластинами, какие носили в VI в. до н.э. На вазах его начали изображать с середины IV в., а наиболее ранний из поддающихся датировке доспехов — тот, что из Альфедены, — не мог быть изготовлен раньше конца IV в. На панцире из Лувра только два диска, но это мистификация, поскольку правый диск был удален, а по кромке среза пробили отверстия для креплений, что должно было придать панцирю естественный вид. На самом деле на нем можно увидеть левый и нижний диски с местом для крепления боковых пластин. На верхней стороне левого диска можно разглядеть фрагмент усиливающей пластины, которую помещали на все панцири этого типа.

Img020401-05

1. "Трехдисковый" панцирь из Альфедены;
1а. Фрагмент. Крючок на боковой пластине.
1b. Фрагмент крепления боковой пластины.
1с. Петли на месте соединения наплечных пластин.
2. Самнитский пояс из Альфедены.
3—7. Различные типы крючков с самнитских поясов.
8. Воин в "трехдисковом" панцире.
9. Квадратная передняя и задняя пластины.
10. Фрагмент фрески из Пестума, на которой изображен доспех с квадратными нагрудными пластинами.

На настенной росписи из Пестума, известной под названием "Возвращение воинов", изображены люди с квадратными нагрудными пластинами, которые украшены изображением рельефных мускулов торса. Несколько образцов такого доспеха дошло и до наших дней. Наиболее сохранившиеся нагрудная и наплечные пластины хранятся в Британском музее и показаны здесь на иллюстрации. Панцирь этого типа можно полностью реконструировать, воспользовавшись этим экземпляром и фреской из Пестума. Длина его составляет всего 29 см, что значительно меньше того, что необходимо для торса обычного мужчины. Такой же размер и у всех остальных образцов; на основании этого можно сделать вывод, что ни грудные, ни брюшные мышцы, изображенные на доспехе, не должны были соответствовать реальным мышцам владельца. Задачей двух пластин было защитить грудь и спину воина выше широкого пояса — так, как показано это на фресках. Наплечные пластины, без сомнения, аналогичные тем, что были у трехдискового панциря, прикреплялись к передней и задней пластинам при помощи колец, а боковые пластины, которые видны на фресках, закреплялись у задней пластины петлями и к передней пристегивались крючками. Ширина этих боковых пластин определялась шириной петель и составляла 11,5 см. На нескольких экземплярах петель сзади нет, а следовательно, боковые пластины на них были отдельными. Все пластины подбивались кожей, которая заворачивалась на внешний край и там закреплялась. Следы этого крепления можно разглядеть и сейчас. Датировка таких панцирей очень затруднена из-за отсутствия точной информации об их происхождении. Настенную роспись из Пестума можно датировать временем, когда город был занят самнитами, т.е. 390—273 гг. до н.э. Большинство ученых относит эти панцири к более раннему времени — вероятно, к первой половине IV в. Украшение в виде изображения мускулов является, несомненно, результатом греческого влияния и перешло на них с анатомических панцирей. Однако такие же панцири, но без подобного украшения, впервые появились где-то на центральных возвышенностях Италии; они местного происхождения, и римляне продолжали носить их еще во времена Полибия.

В Неаполе находятся сейчас два более поздних экземпляра, восходящие, вероятно, ко времени самнитских войн. На первый взгляд они кажутся "анатомическими" панцирями, но на деле слишком малы для этого и требуют дополнительных наплечных и боковых пластин.

До наших дней дошло много самнитских шлемов. Их легко узнать благодаря держателям для перьев. Обычно они представляют собой видоизмененный греческий халкидский шлем с прикрепленными на петлях нащечниками, но без защитной пластинки для носа. В дальнейшем этот тип будет фигурировать под названием самнитско-аттический. Его переняли у греков побережья, а затем он начал медленно проникать в глубь страны, однако большая часть находок все же приходится на прибрежные районы.

Img020401-06

Реконструкция доспеха из Лукании, который находится сейчас в лондонском Тауэре. Ок. 375 г. до н.э. На аттическом шлеме есть крылышки из тонкой бронзы, а позади них — держатели для перьев. На поножах есть приспособления для закрепления ремешков.

На сцене появляется еще один тип шлема. В течение IV в. до н.э. по всей Италии стал постепенно входить в употребление монтефортинский тип кельтского шлема, несколько экземпляров которого обнаружили в центральном горном районе. Прекрасный экземпляр такого шлема с зубчатыми нащечниками и железным держателем для перьев с пятью трубками находится сейчас в Лувре.

Нащечник, один из нескольких, что нашли в Бовиане, в самом центре Самния, по виду идентичен панцирям с тремя дисками. На кельтских шлемах монтефортинского типа нащечники того же типа, за исключением петель — на кельтских всегда имеется только одна металлическая петля на каждой стороне, которая образует соединение, а на данном экземпляре — соединение из пяти петель. Это означает, что произошел он, вероятно, от аттических шлемов. Два выступа А — А, что выходят из сторон панциря для того, чтобы закрепить на них застежки боковых пластин, появляются и на нащечниках, но никакой практической функции не несут. Из этого следует вывод, что сначала появились панцири, а не наоборот. Вывод этот очень важен, так как всегда считалось, что такой тип нащечников — кельтского происхождения. Важно отметить, что эти выступающие фрагменты "трехдисковых" нащечников были первым элементом, от которого кельты отказались.

Все поножи, которые можно разглядеть на уцелевших рисунках, относятся к классическому греческому типу и были скорее всего заимствованы у греков с побережья. Как и шлемы, они медленно просачивались в глубь страны, где факт их применения подтверждается луврской бронзовой статуэткой самнитского воина. На экземплярах, обнаруженных в Лукании и Апулии, сохранились колечки, к которым привязывались ремешки, фиксировавшие поножи на ноге. Римляне позднее пользовались этим же способом.

Img020401-07

1—3. Реконструкция доспеха из Пестума. Лукания, ок. 300 г. до н.э. Он состоит из трехдискового панциря, аттического шлема с крылышками и держателями для перьев и самнитского пояса. Музей Пестума.
4. Конический шлем из Апулии, который находится сейчас в Неаполитанском музее.
5. Итало-коринфский шлем из Мельфи, Апулия.
6. Изображение воина в итало-коринфском шлеме с саркофага амазонок в Тарквиниях.
7—10. Реконструкция доспеха из Конверсано, в Апулии. Музей Бари. На шлеме аттического типа есть держатели для перьев, спрятанные под крылышками (9а). Около 350 г. до н.э.

В Лукании было обнаружено несколько полных комплектов доспехов. Один из них сейчас находится в лондонском Тауэре. Он состоит из шлема с крылышками, квадратных нагрудной и наспинной пластин, поножей и пояса. Это старая находка, и сейчас невозможно сказать о ней ничего, кроме того, что она из Лукании. Поножи, которые можно отнести к позднеархаическому типу, хотя сделали их, конечно, гораздо позже, имеют сзади завязки. Шлем — аттического типа, с крылышками из тонкой листовой бронзы, держателями для перьев в виде свернувшихся змей и поднятым основанием для гребня. Он очень похож на тот шлем, что носит всадник из Капуи. Датировать такой доспех можно первой половиной IV в.

Второй доспех, состоящий из крылатого шлема, "трехдискового" панциря и пояса, нашли недавно в Пестуме. Как и на предыдущем экземпляре, у шлема есть крылышки из тонкой листовой бронзы и трубочки-держатели для перьев, размещенные за ними. Как шлем, так и панцирь несут на себе отпечаток общего упадка и, возможно, датируются временем римского завоевания, т.е. ок. 273 г. до н.э.

Апулийцы находились под значительно большим влиянием греков, нежели их родичи на западном побережье Италии. Замечательный доспех, который нашли в Конверсано, близ Бари, состоит из пары позднеклассических греческих поножей, греческого анатомического панциря, украшенного крылышками шлема и, конечно, самнитского пояса. Волнообразный узор по бокам панциря, который часто встречался у самнитов, сочетался с гребенкой в виде волн на шлеме, которая служила основой для гребня. Такой шлем был промежуточным вариантом между самнитско-аттическим и фракийским типами. Как и на остальных шлемах, крылышки на нем сделаны из листовой бронзы и имеют закрепленные позади держатели для перьев. Датировать этот доспех можно концом IV — началом III в. до н.э.

В Апулии были популярны и другие греческие стили. Там находят конические шлемы IV в., изображения которых часто присутствуют и в местной вазовой живописи. Похоже, что именно в этих местах появился в VI в. до. н.э. так называемый итало-коринфский шлем. В этой местности, кроме греческого и самнитского, ощущалось и сильное кельтское влияние. Когда бы ни вторгались кельты в центральную Италию, а в IV в. они проделывали это регулярно, заканчивалось вторжение обычно на пшеничных полях Апулии. Возможно, что некоторые из них даже поселились там. Известно несколько шлемов смешанного типа с этой территории, а в могиле середины III в. до н.э., раскопанной в Канозе, нашли одновременно и анатомический панцирь, и кельтский шлем.

Img020401-08

Замечательно декорированный трехдисковый панцирь (1) из гробницы в Ксур-эс-Сад, Тунис. Сейчас находится в музее Бардо, Тунис. Он, несомненно, был изготовлен южноиталийскими мастерами. Очень похожий экземпляр (2) имеется в Неаполе.

Итак, в заключение можно сказать, что южноиталийский горец IV в. до н.э. являл собой легковооруженного метателя дротиков или копейщика с легким ростовым щитом, близким скутуму. Вероятно, шлемы и широкие пояса были у всех воинов, в то время как металлические панцири и поножи имелись лишь у наиболее состоятельных классов. Бесполезно пытаться выделить какие-нибудь сведения об организации или тактике самнитов из беспорядочного нагромождения противоречивой информации, которую дают Ливий и Дионисий. Ливий называет подразделения самнитской армии легионами, в то время как Дионисий именует их боевой строй фалангой, что никак не проясняет ситуацию. Скорее всего ни тот ни другой не имели реальной информации о том, как назывались части армии самнитов, а потому воспользовались привычной терминологией.

Вооружение самнитов говорит о том, что сражались они скорее всего свободным строем, а их способность обойти римлян в бою или обогнать на марше подтверждает, что они были значительно легче вооружены и менее плотно построены, чем легионы или греческая фаланга.

80686413

Трехмерная реконструкция.

Может показаться удивительным тот факт, что самниты, выходцы из горного края, были лучшими в Италии всадниками. Равнины Кампании взрастили мощную конницу, которая в конце III — начале II вв. до н.э. формировала костяк конных соединений римлян. Эти всадники изображены на нескольких кампанских и северолуканских росписях. Еще одно замечательное изображение существовало в Капуе, но, к сожалению, оно пострадало в ходе Второй мировой войны. Лошадь на этом рисунке снабжена наглавником, украшенным перьями. На другом рисунке, из Пестума, на коня надета какая-то разновидность нагрудника. В Неаполитанском музее есть обе разновидности защитных доспехов для лошади. Всадники на изображениях вооружены точно так же, как и пешие воины, — на некоторых даже есть поножи в виде защитных браслетов на лодыжках. Это достаточно примечательная черта, учитывая, что у нас нет никакой информации о том, чтобы всадники или пехотинцы носили какие-либо защитные браслеты на руках.

ГалереяПравить

ИсточникПравить

  • Питер Коннолли Греция и Рим. Эволюция военного искусства на протяжении 12 веков

См. такжеПравить

Начать обсуждение Обсуждение статьи «Самниты»

  • Самниты

    • Статья в принципе готова, только остается уточнить оружие и доспехи.

Викия-сеть

Случайная вики